На главную Обратная связь Гостевая книга

  •   Научно-исследовательская работа
  •   Гостевая книга
  •   Карта сайта
  •   Каталоги выставок серии "Смотреть всем!"
  •   Мемориал
  • Версия для слабовидящих

    Особенности камской охоты

    Научный сотрудник МБУК БИХМ им. И.Ф. Коновалова

    Петров Р.П.

    Обновлённый раздел исторической экспозиции Березниковского историко-художественном музея представил гладкоствольное огнестрельное оружие и промысловое оснащение кон. XIX – нач. XX вв. Но как проходила сама охота? Была ли она прибыльным делом? Каким был образ местного охотника?

    Промысловая охота.

    На территории севера Пермского края охота занимала значительное место в хозяйственной деятельности жителей. С промысловой охотой были связаны отдельные даты и комплексы календарной обрядности. Праздники и обряды выступали датами – сроками начала и завершения охотничьего промысла. Охотничьих сезонов, как правило, было два – осенний, который начинался поздней осенью до рождества и весенний – с масленицы заканчивался вскрытием рек.

    Первый период охотничьего сезона длился обычно с осеннего Воздвиженья (27 сентября) до зимнего Николина дня (19 декабря), Рождества или начала Святок. Воздвиженье было важной датой начала охотничьего сезона и имело под собой мифологическую основу. «Лесной хозяин, в день назначенный собирает всех зверей». Выходить в лес в этот день считалось страшной опасностью, с ним связывались приметы об активности медведей и волков. Хищники в этот день «гуляли», нередко выходя к селениям. По другую сторону промыслового сезона находились Святки, не менее страшный для охотника период. В народной мифологии это время в целом оценивалось как мистическое время, время гуляния нечисти, в том числе и лесных духов. Во время Святок на охоту накладывались запреты, говорили «На святки на охоту не ходят, дома сидят», «От Рождества до Крещенья охотиться – грех, с охотником несчастье случиться».

    Второй период охоты начинался после Святок, во второй половине января – начале февраля, иногда с праздника Сретенья (15 февраля), с Масленицы. Завершение охотничьего сезона приходилось на раннюю весну: охотники возвращались к моменту вскрытия рек, начала ледохода. Вишерские охотники делали это позднее, только «по большой воде»: «плоты началят, всё добро добытое на них грузят и плывут».

    Разделение охотничьих сезонов было связано как с народным миропредставлением (Святки делили зиму на два периода), так и с утилитарными особенностями промысла: осенью и в начале зимы больше охотились на птиц и мелкую пушную дичь, ближе к весне – на копытных и хищников. В целом охотники «лесовали» примерно пять месяцев в году.

    Охота за удачей.

    Наравне с практическими навыками, охотники прибегали к различным магическим действиям, направленными на удачный исход промысла. В день отправления на охоту пол в избе не мели, чтобы «не замести следов зверя». Из дома ничего не отдавали соседям, «чтобы удача подфартила». Сам же охотник шёл к соседям, которые не занимались охотой. У них нужно было получить любую вещь, даже абсолютно не нужную, из расчёта на счастье в предстоящей охоте. Перед охотой в церквях охотники могли заказывать молебен «собачьему богу» святому Христофору Псеглавцу, его изображения были на стене Никольского храма в с. Ныроб, в Христорождественском храме с. Искор.

    Охотничьих талисманов в своё время также было великое множество. На шейный пояс «гайтан» могли подвесить косточку соболя, приносившую фарт на охоте. Эту же косточку, как и лапки куниц, белок и рябчиков впервые убитых на охоте вшивали в верхнюю одежду. От внезапного нападения медведя одевали на шею амулет из когтя рыси. Для силы и бесстрашия к нему могли привязать осколок кости мамонта. Последняя чтилась и как «защита от постороннего глаза». Для меткого выстрела брали громовую стрелу (слиток песка от молнии). Некоторые охотники не забывали взять с собой на охоту деревянные колодки с вставленными в них медными иконами. Им молились до начала и после окончания охоты.

    Осечка ружья по поверьям охотников могла случиться из-за порчи. Тогда над ним совершали обряд её выведения: ружьё окуривалось богородской травой (чабрецом), пихтовыми или вересковыми ветками, их дым пропускали через стволы ружья, охотник и сам перешагивал через дым. Для «исправления» ружья перед выстрелом клали на кончик ствола кусочек хлеба. Иногда порчу с ружья охотник снимал дома: в разобранном виде оно клалось хозяином у порога дома, закрывалось досками, и все члены семьи ходили через него три или семь дней. После этого охотник промывал ружьё кровью дикого животного или четверговой солью (четверговая соль – это соль, приготовленная особым способом в Великий четверг Страстной седмицы, обладавшая по поверьям сильными защитными свойствами). Свою добычу суеверный охотник старался никому не показывать (правило касалось тушек птицы и шкурок пушного зверя) – это была защита от завистного глаза. Не допускал охотник и попадания нечистот на свою добычу – любая погань вредила охоте.

    Истребление дичи. Эволюция любительской охоты.

    Как таковой чёткой регламентации сезонов охоты не существовало. На животных охотились, когда те «поспевали». Осенью с собаками выходили на рябчика, обычно используя «пищики» - манки из гусиных или лебединых перьев. Затем шли на добычу глухарей и тетёрок, наконец, если в лесах случался хороший урожай кедровых орехов, можно было охотиться на белку. После октябрьского Покрова стреляли «дорогого зверя» - куниц и горностаев. Охота на пушного зверя была очень оживлённой. Охотники выходили в глухую тайгу и жили там целыми артелями, добывая искусной стрельбой ценные шкурки. Тушки боровой дичи и шкурки пушного зверя стоили у скупщиков Усолья в кон. XIX в. 20-60 копеек. За рубль в 1914 г. на хлебном рынке Усолья торговали пуд ржаной муки. Успешное завершение осенне-зимнего сезона гарантировало охотнику высокую прибыль, часть которой можно было прогулять в зимние праздники.

    За один только 1883 год полутора тысячами чердынских охотников было добыто 76 медведей, 5 волков, 129 лосей и оленей, 60 лисиц, 187 куниц, 552 горностая, 113 выдр, рысей, барсуков, росомах, 55 559 белок, 9237 зайцев, 5 115 тетеревов, 26 255 рябчиков.

    Запретов и нормативов на добычу зверя в XIX в. не существовало. Ещё графиня Софья Владимировна Строганова в хозяйственных записках по Пермскому имению (1820 г.) писала: «никому не возбраняется ловить зверей, рыбу, стрелять птиц и продавать в свою пользу». Неограниченная законодательством охота совместно с избытком дешёвого охотничьего оружия в конце XIX в. стали быстро истощать популяции животных камских лесов. Появилось большое количество браконьеров. Серьёзной проблемой стало сокращение ареала зверей из-за вырубки лесных площадей. В 1883 г. Календарь Пермской губернии сообщал: «…звероловство и птичья охота постепенно падают и уменьшаются, что зависит от быстрого истребления лесов в губернии…».

    Чтобы защитить лес и его обитателей в к. ХIХ в. – нач. ХХ в. создаются первые общественные организации – «Общества правильной охоты». Такое общество в 1896 г. было создано и в с. Н. Усолье но, вероятно, большой активности не проявляло, т.к. Пермские губернские ведомости за 1899 г. сообщают о вторичном утверждении его 26 апреля. В это время оно насчитывало 50 человек – представители местной интеллигенции – служащие, учителя, врачи. В числе активных членов общества были и женщины. В 1911 г., председателем «Усольского общества правильной охоты» стал управляющий Пермским имением Е.А. Балашовой, горный техник Болислав Феликсович Урбанович, помощником председателя общества – управляющий Усольско - Лёнвинскими соляными промыслами Абамелик – Лазарева - Павел Николаевич Зубарев, членами общества - служащие солеваренного и содового заводов А.И.Мельников и А.И.Калюш и др. К 1913 г. в Пермской губернии было уже 8 подобных обществ.

    Общество имело Устав и свой внутренний распорядок. Все члены общества обязывались строго выполнять законы и правила охоты, исправно платить членские взносы. За пренебрежение уставными правилами охотник карался денежным штрафом или даже мог быть исключен из общества (смотря по проступку). При охоте член общества вёл дневник охотника (записи), который в конце года представлял правлению для общей отчётности и составления животной карты угодий - для охоты обществами покупалась земля или заключались договоры об аренде земель. Заповеди у каждого общества были свои. В основном они касались взаимного уважения у охотников, милосердия к животным и собственной охотничьей собаке. Злоупотребление алкоголем на охоте запрещалось ввиду того, что «в руках ружьё, а это не шутка, а смерть». Одной из важнейших целей обществ было «размножение дичи и охранения её», что подразумевало утверждение сроков начала охоты, до которых оная запрещалась. В обязанность каждому члену ставилась проверка у всех встреченных охотников свидетельств от полиции. Таким образом, в своё время боролись с браконьерами. В целом общества всегда были открыты для новичков, часто проводили охоту на вредных для сельского хозяйства животных, обслуживали гостей. Последние могли за определённую плату присоединиться к охоте в угодьях Общества.

    Члены обществ отдавали предпочтение любительской и спортивной охоте. Они видели в ней отдых, упражнения в стрельбе, всячески старались улучшить способы охоты, изучить местную дичь, описать её образ жизни и привычки. Особый интерес в этой связи представляла болотная дичь - бекас, дупель, гаршнеп и вальдшнеп - изобилующая в пойменных низинах Соликамского уезда. Основоположник русской литературы об охоте Сергей Тимофеевич Аксаков в своем труде «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» писал: «эти птицы известны всем гастрономам необыкновенной деликатностью своего вкуса. Слава их так повсеместна и прочна, что не нужно распространяться об ней...». Выследить и подстрелить такую вкусную дичь было делом трудным, но, безусловно, почётным. На болотную птицу выходили с легавой в основном летом или в сентябре. Подобраться к добыче мешал частый лес с валежником и топкие болота. Взлетали чувствительные бекасы и гаршнепы стремительно, дупелей же трудно было просто найти. Но уж если красная дичь оказывалась в ягдаше охотника, он по праву мог хвастаться ей перед другими охотниками.

    Охотники, таким образом, были разделены на два лагеря – для одних охота была ремеслом, прибыльным делом, для других отдыхом, состязанием. В первом случае речь идёт преимущественно о крестьянах и мещанах с низким уровнем достатка, во втором подразумевается «средний класс» XIX – нач. XX вв.: горожане, интеллигенция, специалисты. Промысловики выходили в глухие уголки леса на многомесячные «вахты», любители же охотились в собственных угодьях, добывая себе не сотни шкур и тушек, но почёт, славу и уважение в среде других охотников.

    Научный сотрудник МБУК БИХМ им. И.Ф. Коновалова

    Петров Р.П.

    Посетить виртуальный музей

    Летняя оздоровительная кампания

    Оценить работу музея


    Анонс мероприятий


    Архив мероприятий



    События, публикации
    29.06.18 | 11:52:25

    15.06.18 | 14:51:29

    04.06.18 | 14:40:06

    Архив публикаций


    Коллекции музея

     
    Главная О музееСобытия, публикацииНовостиКонтактная информацияКарта сайтаУправление культуры г. Березники

    Управление культуры г. Березники



    © Березниковский историко-художественный музей им. И.Ф. Коновалова
    618400 Пермский Край, г. Березники, пр. Ленина 43, (3424) 26-48-79, e-mail: bihmuseum@yandex.ru

    Создание сайта: "Интернет проекты"
    Работает на Amiro CMS - Free