На главную Обратная связь Гостевая книга

  •   Научно-исследовательская работа
  •   Гостевая книга
  •   Карта сайта
  •   Каталоги выставок серии "Смотреть всем!"
  •   Мемориал
  • Версия для слабовидящих

    «Легенды и реальность» трудового лагеря на Адамовой горе

    по материалам антиромана «Вишера» В. Шаламова

    В нынешнем, 2012 году второй по величине город Пермского края - Березники празднует свой 80-летний юбилей. Образование города неразрывно связано со строительством одного из гигантов первой пятилетки - Березниковского Химического Комбината, на строительстве которого трудилось до 15 тыс. чел. – местные жители, добровольцы – комсомольцы, бригады сезонников, заключённые ГУЛАГа и ссыльнопоселенцы.

    Долгое время об участии узников лагеря на грандиозных стройках страны ничего не сообщалось. Тема лагерей была закрыта. Официальная советская пропаганда тех лет с пафосом трубила о героях, комсомольцах, ударниках-стахановцах с усердием возводивших предприятия 1. Безусловно, таких энтузиастов было немало – о них имеется масса материалов в музеях страны. Однако за сотнями вольнонаёмных рабочих стояла и многотысячная армия заключённых. Об этих людях на сегодняшний день информации крайне мало.

    Одним из источников сведений об использовании труда заключённых на строительстве Березниковского химического комбината является антироман «Вишера» Варлама Шаламова. Он первым приоткрыл завесу тайны участия заключённых на стройках первой пятилетки. Шаламов отбывал свой первый срок в «ВИШЛАГе» в качестве наказания за участие в распространении знаменитого «политического завещания» Ленина и непосредственно находился в Красновишерске и Березниках.


    Анализируя произведение Шаламова, выявляются некоторые неточности. По оценке В. Шаламова тысячные этапы прибывали практически ежедневно. К январю 1930 г. «контингент» заключенных в УВЛОНе достиг 60 тысяч человек, в то время, как в апреле того же года, когда сам В. Шаламов прибыл на Вишеру, он составлял всего 2 тысячи человек.2 Однако даже с определением местоположения лагеря много неясностей. К примеру, очевидец тех далёких событий, Г . В. Мельников, работавший в 1932-33 гг бухгалтером треста «Березникихимстрой», спорит с Шаламовым, указывая что лагерь распологался в районе Калий-горки , а на Адамовой горе находились бараки спецпоселенцев.3 Косвенно версию Г. Д. Мельникова подтверждают и воспоминания другого очевидца тех событий-Серафима Ивановича Юрьева, создателя и первого начальника службы КИПа БАТЗ, работавшего на строительстве химкомбината с весны 1931 года.Он также указывает что лагерь находился на месте будущего калийного комбината4.

    Уже к лету 1930 года этот лагерь был построен. Согласно исследованию в 1932 г. в Лёнвинском ( г. Березники ) отделении Вишерского ИТЛ в заключении находились 12 228 чел5. Руководство УВИТЛ обеспечивало выход на работу 80% от списочного состава заключённых , а это примерно восемь с половиной тысяч человек. Если в 1932 году рабочих на химкомбинате насчитывалось около 15 тысяч , то значит более половины из них составляли как раз узники «ВИШЛАГА».

    Принимать новый лагерь летом 1930 года прибыл «сам» начальник недавно образованного главного управления лагерей (ГУЛАГ) ОГПУ - «четырёхромбный» Бергман. «Лагерная зона, новенькая, «с иголочки», блестела. Каждая проволока колючая на солнце блестела, сияла, слепила глаза. Сорок бараков - соловецкий стандарт двадцатых годов, по двести пятьдесят мест в каждом на сплошных нарах в два этажа. Баня с асфальтовым полом на 600 шаек с горячей и холодной водой. Клуб с кинобудкой и большой сценой. Превосходная новенькая дезкамера. Конюшня на 300 лошадей... Колонны лагерного клуба чем-то напоминали Парфенон, но были страшнее Парфенона...»6

    Интереснейшие и крайне ценные документы были найдены сотрудниками музея « Пермь 36». Это материалы ликвидационного отчёта « ВИШЛАГА». Ликвидационный акт Вишлага от 1 июля 1934 года перечисляет среди построек и сооружения лагеря: сангородок с тремя терапевтическими, двумя женскими, инфекционным, туберкулезным и тифозным отделениями; общежития и жилые дома ВОХР, сотрудников и вольнонаемных; радиоузел и костюмерную при клубе, а также библиотеку, открытую сцену, «павильон с открытым верхом» и беседки в парке, центральный красный уголок, павильон-каток, фонтан и даже «помещение для зверей»; 2 магазина, 2 торговых киоска и ларек, 2 ледника, полтора десятка складских помещения и амбаров, в том числе отдельное лукохранилище; 4 конюшни, свинарник, гараж, 22 различных производственных помещений, в числе которых и собственная типография и ларек часовой мастерской и мыловарня с колбасной. Всего свыше 200 построек, не считая лагерных вышек и вахт, да самого разного назначения навесов и помостов 7. Трудно сказать, все ли это сразу было построено Берзиным, руководителем треста «ВИШХИМЗ» к лету 1930 г., или что-то было достроено в 1931-1933 годах. Кстати, по ликвидационному акту в лагере числится не 40 бараков, а 44, наименованных «жилыми помещениями рот».8 Но так или иначе, описание лагеря способно поразить самое взыскательное воображение... Не везде, конечно ситуация складывалась столь оптимистично. Безусловно, в Березниковском отделении масштабы были немного меньшими( материалы отчёта дают представление об Вишерском отделении).

    На той же Вишере, в том же УВИТЛе сохранялось 2-е, Северное отделение с его многочисленными лесными командировками, цингой, обморожениями, саморубами и тайными казнями, и где вскоре пришлось побывать В. Шаламову. «Север был штрафным районом. «Загнать на Север» - было всегдашней, понятной всем формулой угрозы начальства»9.

    Интересные сведения о быте лагеря того периода даёт В. Шаламов. «...Вольная столовая была хуже лагерной - вспоминал В. Шаламов. - Лагерников и одевали лучше. Ведь на работу не выпускали раздетых и разутых. Даже случайно... Это привело к конфликту, зависти, жалобам. Я много встречал потом ссыльных, а то и просто вербованных работяг, бежавших из Березников из-за плохих условий быта. Все они вспоминали одно и то же: «раскормленные рожи лагерных работяг»... Бывало, что тот, кто посылал жителей своего села, давал дело - судил и отправлял под конвоем на Север - сам приезжал туда по вербовке, по вольному найму как энтузиаст и видел, что те, кого он судил, живут в гораздо лучших условиях, что и сам лагерь блестит чистотой, там не было ни вони, ни даже намека на вошь...»10

    В фондах Березниковского историко-художественного музея хранится единственный экземпляр газеты «Штурм», № 46 (47) от 12 ноября 1931 года.11 Выходила газета один раз в пять дней. Это можно судить по подписной цене: на один месяц – 30 коп, отдельный номер стоил – 5 коп. Отпечатана газета в Березниковской типографии «Уралполиграфтрест», заказ №2362-1931г., Райлит № 294 Газета «Штурм» издавалась только для заключенных и писала только о заключенных лагеря. Номер «Штурма» вышел под общим заголовком - «Под знаменем Ленина трудящиеся Союза победили в боях за Октябрьскую революцию».

    Открывает первую полосу газеты передовая статья «Догоним и перегоним»12, в которой говорится о достижениях СССР в развитии промышленности. «Общий объем продукции страны, ее производственная мощность и энерговооруженность достигли небывалых размеров». Центральной является статья «Октябрь в лагере»13 : «31 октября пущена в строй бумажная фабрика на Вишере. Сейчас готовится к пуску Березниковский Химкомбинат. На строительстве этих гигантов социалистической индустрии потрудилось много з.к. За горячее участие в строительстве, за энергию, приложенную к окончанию (строительства) бумажной фабрики, за честное отношение к труду, говорящее об отрешении от прежних воззрений и привычек, 288 человек з.к. на Вишере получили полное освобождение, 2400 сокращен срок от 1 года до 5 лет. Администрацией Химкомбината также возбуждается ходатайство об освобождении наиболее отличившихся на строительстве ударников. Ходатайство это со своей стороны поддерживает администрация лагерей… Стуков еще раз призвал всех з.к. к стойкой борьбе, ведущей к трудовым победам, упомянув, что трудовой героизм и достижения, показанные з.к. на строительстве, не будут забыты».

    Труд-перековка делал свое дело, многие стремились как можно скорее выйти на свободу и, несмотря на то, что труд был каторжный, перевыполняли задания, буквально выкладывались на этой работе. Например, как пишет газета, крестьянин-середняк из Донецкой области Петр Павлович Дегтярев, которого непонимание что делается вокруг, привело в лагерь, добился выработки 289 процентов, у него сознательное отношение к труду, безукоризненное поведение. Или старик Печенкин Николай Сергеевич. Он был лучшим работником на Вильвенском карьере, а теперь не отставал от молодежи на содовом заводе. Фамилию китайца Виктора никто не знает, но лучшего ударника «ходю» - Виктора знают многие. И он стал ударником.

    «Лагерь, перестроенный на деловую ногу, уже не терпел той ненужной обслуги, а каждого человека старался использовать, чтобы он давал обход», говорил Шаламов14. В данном случае лагерь использовал каждого заключенного в ударном строительстве Березниковского химкомбината.

    Судя по материалам газеты, в лагере были организованы профтехкурсы для заключенных. Ротные комсоды обязаны были обеспечивать посещаемость этих курсов, создавать нормальные условия учебной работы, кроме того, организовывать в ротах и на командировках кружки по разным отраслям знаний.

    «Еще об индивидуальном учете» Речь в статье идет о цели и роли индивидуального учета. Основная цель - повысить производительность труда рабочих путем устранения обезлички, чтобы каждый день знать лучших и худших. При сравнении цифровых показателей выработки на Чуртане и на других участках, видно, что чуртанские выработки не имеют резких колебаний. Они никогда не опускаются ниже 100 процентов, но и редко идут выше 135. На других участках колебания значительнее – есть опускание до 70 процентов, но есть и скачок до 170 процентов. При индивидуальном учете повышаются требования, предъявляемые бригадиру, нормировщику и др. Например, в 16 бригаде 29 роты из-за недостаточного индивидуального учета низкие показатели в работе. Есть отвиливающие от работы, вроде Сидоренкова, Чернова, Головинца, Самохина, которые прячутся от работы, сами не выполняют и другим мешают… А бригадир Бузыкалов неаккуратно делает замеры и учитывает работу.15

    В лагере активно велась безбожная работа («Безбожная работа в лагере») Для этих целей была создана 15 сентября 1931 года организация безбожников. По всем ротам организованы ячейки, в которых проводились беседы, лекции на антирелигиозные темы. Были и безбожные ударные бригады. Об этом писала газета «Штурм».

    Темы выступлений в газете, надо сказать, разные. Немало и критических материалов, которые отображают недобросовестное отношение к труду, нарушение дисциплины. др. Например, в заметке «Пьяница- диспетчер» говорится о з.к.Короле, который был передан в лагерь из ИТК (исправительно-рудовая колония). Он работал диспетчером на станции Усольская. Пьянствовал во время дежурств и иногда совсем не мог работать. «Такое отношение к работе в последние дни перед пуском Химкомбината совершенно нетерпимо», писала газета.

    « А каковы они в быту?», заключенные из командировки Адамовой горы. Ответ на этот вопрос можно прочесть в одноименной статье. На командировках Адамовой горы находятся 5 постоянных бригад с общей численностью 97 человек. Выработка у них высокая. Высокой сознательностью они отличаются и в быту. Живут тихо, не допуская нарушений порядка, в бараках чисто и опрятно. Растет на командировках и безбожное движение. Но есть и недочеты в их обыденной жизни. Восемь месяцев рабочие не видят кино. Помещение есть, остается послать им киномеханика с картиной. У рабочих недостаточно обуви. И как говорится в газете, это тормозит работу (заметьте, плохая обувь и ее недостаток плохо сказывается на работе, а не на здоровье людей).

    «Вечер нацменов». В лагере проявлялась забота и о культурной жизни з.к. Так как в лагере находились люди разных национальностей, то в клубе устраивались вечера-концерты нацменов – таджиков, узбеков, татар и др. На сцене исполнялись национальные песни, танцы, стихи национальных поэтов. Но большее значение придавалось выступлениям с революционной, советской тематикой. Считалось, что с исполнением песен Октября сразу веет новым ветром, дряхлая жизнь, складывавшаяся столетиями, отходит, умирает. Об этом писала и газета.

    В порядке обсуждения газета задает вопрос своим читателям: «Нужна ли нам сберкасса?». И сама же дает утвердительный ответ: да, нужна, даже необходима. «Неужели мы не сможем своими, хотя бы незначительными сбережениями помочь государству в громадном деле стройки…. Приобретение привычки к сдаче своих средств на хранение государству, уже будет крупным шагом на пути к полному исправлению, такое заключение делает газета.

    «Шире дорогу новым дарованиям на сцену нашего театра. Очистить коллектив от лжеактеров!»16 - под таким лозунгом-заголовком помещена статья «Разлом». Так называлась и пьеса, о которой шла речь в статье. А говорилось в ней об игре актеров Шевченко, Цвеленева, Головиной, Шерстневой, о декорациях, выполненных талантливо художником Никитиным. По всей вероятности они тоже из числа заключенных, хотя в статье об этом ничего не говорится. Но, судя по рассказу автора статьи Михаила Федоровича, благодаря талантливой игре этих актеров, спектакль произвел на зрителей хорошее впечатление.

    Подписи под статьями и заметками в основном являются псевдонимами: просто инициалами «А.К.», «А», «Ш», «Зоркий», «Струна», «Кирпич», «Малина», «Очевидец» или просто «Михаил Федорович».


    Газета «Штурм» была не столько средством массовой информации, сколько средством пропаганды и агитации, необходимым в то время для повышения трудовой активности, особенно среди заключенных, буквального выжимания из них физических сил на строительстве социализма. Можно сделать вывод: работа велась в нужном направлении и всем на пользу – и строительству, и самим зекам. Только получали ли какую-то пользу от этого последние? Вряд ли. Газета делала свое дело. Цензура тоже.

    В выходных данных редактор – редколлегия. Но в одной из заметок раскрывается, что руководит этой редколлегией тов. Балашов. Кто он – из вольнонаёмных или тоже з.к., а годы издания этой газеты, тираж, предстоит еще выяснить.

    Самой главной трудовой задачей лагеря было проведение работ по подсыпке грунта под строительную площадку будущего комбината. «Год назад Грановским, начальником строительства, или комиссией из Москвы – это все равно – было обнаружено, что первой очереди Березниковского комбината, по которой уже произведены миллионные выплаты, попросту говоря, в природе нет. Не построен ни один из этих шестнадцати заводов, которые должны были представлять первую очередь. Все эти шестнадцать заводов стоят в яме на огражденной территории, которая по плану должна быть подсыпана. Песок находился в десяти километрах. И оттуда еще с зимы двадцать восьмого года возили песок на грабарках местные крестьяне. Этих нанятых грабарей было человек шестьсот. Шестьсот якутских лошадей смело начали подсыпать комбинат. Им платили наличными деньгами, для чего существовал московский десятник Миша Долгополов, принимавший работу, отмечавший наряды и гулявший в ресторане «Медведь» в Усолье на другом берегу Камы» - пишет Шаламов.17 Однако утверждение писателя о десятнике опровергает Г. В. Мельников, утверждая, что в том рестоаране в меню кроме мочёного гороха и сухарей ничего не было.18 «Выяснилось, что выплачены все деньги за всю первую очередь строительства вперед.

    Петля висела и над Грановским, и над его заместителем Омельяновичем, потом Чистяковым. И инженер, и администратор бежали из Березников, боясь, но Грановский, начальник по путевке ЦК, не мог спастись бегством. Вот тут то ему и подсказали гениальное решение – привлечь лагерь к строительству. Не потому, что (это) такие гиганты геркулесы, которые будут делать пятьсот процентов, а потому, что там есть одна возможность, о которой Грановский и не подозревал. Возможность залатать все заплаты заключалась в бесплатном лагерном труде. Лагерь не потому мучителен, что там заставляют работать, а потому, что там заставляют работать бесплатно, за пайку хлеба горы воротить.

    Только всё это надо было делать умно – не вести учета, не заводить двойную бухгалтерию, а просто всё валить на транзит. Голодный транзитник за пайку хлеба поработает охотно и результативно – день, на который его задержали из за отсутствия вагонов. А если транзитников – миллион? Десяток таких гигантов, как Березниковский, можно было построить. Миллион транзитников – это уже масштабы Москанала, Беломорканала, Колымы», отмечает В. Т. Шаламов.19

    О масштабах проведённой работы может свидетельствовать следующий факт. За один лишь 1930 г на заболоченную строительную площадку было перевезено и подсыпано более двух с половиной миллионов кубометров грунта. Десятки тысяч было вбито в берег Камы. Для защиты от весеннего паводка была сооружена дамба высотой в два с половиной метра.20 И это при фактическом отсутствии механической техники и квалифицированных рабочих кадров. В марте 1931 года ЦК ВКП(б) принимает специальное постановление по обеспечению Березниковского строительства квалифицированной рабочей силой и техническим персоналом , в котором ставятся задачи о принятии срочных мер по решению кадровой ситуации на комбинате.21

    Уже с 1931 года на строящемся комбинате активно работают иностранные специалисты из западной Европы и США, приезжают ведущие инженерно- технические работники со всех уголков СССР. В результате неимоверно-тяжёлой напряжённой работы план был выполнен: 23 апреля 1932 года был получен первый синтетический аммиак, и предприятие вступило в строй. Лагерь, выполнив свою функцию ,был свёрнут. Имущество было передано предприятиям , оставшихся заключённых перевели в мордовские лагеря. Но наш долг не забывать о том, какой ценой была достигнута эта трудовая победа. Как уже отмечено выше опыт использования принудительного труда тысяч заключенных, который зародился в «ВИШЛАГе» был впоследствии перенесен и реализован гораздо больших масштабах на Колыме. Трагична и судьба В.Т. Шаламова, который оказался узником колымских лагерей и продолжил свою печальную летопись «ГУЛАГа» уже в колымских рассказах.

    1 Паустовский К. «Великан на Каме» М. 1933.

    2 Шаламов В. Вишера. Антироман. М., 1989. С. 15.

    3 Мельников Г. «Мог ли Миша Долгополов прогулять в пивбаре «Медведь» миллион рублей ?» // Березники вечерние. №18(483) 16.05. 2002. С.4.

    4 Фонд воспоминаний музея филиала «Азот» ОАО ОХК УРАЛХИМ в г. Березники. Воспоминания С. Юрьева Дело №101 С. 4.

    5 Сидорова И. Т. «Березниковский химкомбинат в годы первых пятилеток» Материалы международной научно-практической конференции « Стратегия экономического, политического, социокультурного развития в условиях глобализации» Березники, 2012. С. 307.

    6 Шаламов В. Вишера. Антироман. М., 1989. С 23.

    7 ГАРФ. Д.3048. Л.4.

    8 Там же. Л.5.

    9 Шаламов В. Вишера. Антироман. М., 1989 С. 37.

    10 Шаламов В. Указ. Соч. С. 29.

    11 Штурм. Печатный орган Ленвенского Отделения ВИТЛ-ОГПУ г. Чуртана. № 46 (47) от 12.10. 1931 г.

    12 Там же С. 1.

    13 Там же С. 2.

    14 Шаламов В. Указ. Соч С. 44

    15 Штурм. Печатный орган Ленвенского Отделения ВИТЛ-ОГПУ г. Чуртана. № 46 (47) от 12.10. 1931 г.

    16 Там же. С. 4.

    17 Шаламов В. Вишера. Антироман. М., 1989 С. 30.

    18 Мельников Г. «Мог ли Миша Долгополов прогулять в пивбаре «Медведь» миллион рублей ?» // Березники вечерние. №18(483) 16.05. 2002. С.4 .

    19 Шаламов В. Вишера. Антироман. М., 1989 С. 32.

    20 Березниковское производственное объединение «АЗОТ» М. «Советская Россия» 1986 С 8.

    21 И. Т. Сидорова «Березниковский химкомбинат в годы первых пятилеток» Материалы международной научно-практической конференции « Стратегия экономического, политического ,социокультурного развития в условиях глобализации» Березники 2012 с 308

    Научный сотрудник исторического отдела В.В. Швец

    1 сентября

    Посетить виртуальный музей

    Оценить работу музея


    Анонс мероприятий


    Архив мероприятий



    События, публикации
    22.11.17 | 08:20:30

    17.11.17 | 08:59:07

    23.10.17 | 15:33:13

    Архив публикаций


    Коллекции музея

     
    Главная О музееСобытия, публикацииНовостиКонтактная информацияКарта сайтаУправление культуры г. Березники

    Управление культуры г. Березники



    © Березниковский историко-художественный музей им. И.Ф. Коновалова
    618400 Пермский Край, г. Березники, пр. Ленина 43, (3424) 26-48-79, e-mail: bihmuseum@yandex.ru

    Создание сайта: "Интернет проекты"
    Работает на Amiro CMS - Free