На главную Обратная связь Гостевая книга

  •   Научно-исследовательская работа
  •   Гостевая книга
  •   Карта сайта
  •   Каталоги выставок серии "Смотреть всем!"
  •   Мемориал
  •   Издания, каталоги музея
  • Версия для слабовидящих

    «Хлеб войны. Карточное снабжение березниковцев в 1941-1945 гг.»

    Ст. науч. сотрудник МБУК БИХМ им. И.Ф. Коновалова
    Р.П. Петров

    Снабжение населения продовольствием в годы войны сильно отличалось от современного. Березниковец XXI века покупает съестные товары в магазинах, специализированных торговых заведениях. Примета нашего времени – изобилие предлагаемых продуктов. Современники Великой Отечественной войны были лишены подобного выбора.

    С 1 ноября 1941 г. в городе Березники была введены карточки на продовольственные товары: хлеб, мясо, рыбу, жиры, крупу, макароны, сахар, кондитерские изделия [1.С.22]. Городская система торговли этими товарами перешла к нормированному их распределению. В условиях дефицита продовольствия вызванного войной и оккупацией сельскохозяйственных районов страны карточная система стала единственной гарантией против голода и беспорядков в тылу. С ноября 1941 г. она стала обеспечивать в Березниках экономное и целесообразное продуктовых резервов.

    Создание хлеба.

    База хлебопечения в городе на начало войны составляла: один хлебозавод мощностью 30 тонн / сутки, три пекарни с кустарным способом производства хлеба мощностью 38 тонн / сутки. Имея цифру горожан в 59 837 чел. на 1 июля 1941 г. [2.C.7] можно подсчитать, что при идеально точном распределении хлеба на равных условиях, каждый березниковец мог рассчитывать на 1,130 кг хлеба в день.

    Уже в 1940 г. имелись случаи перебоев в производстве хлеба [3.Л.3]. Хлебозавод, выстроенный в 1931 г. с момента ввода в эксплуатацию ни разу не был капитально отремонтирован «из-за отсутствия резерва у «Главхлеба». С 1934 г. советскими организациями перед Управлением хлебной промышленностью ставился вопрос о создании в Березниках Вопрос о постройке нового завода мощностью 40-50 тонн. В годы предвоенной пятилетки этот вопрос стал как никогда актуален: в городе было создано ремесленное училище, расквартирован стрелковый полк №524, вновь начато строительство калийного комбината, магниевого завода. Рост существующих предприятий и организация новых приводили к приросту населения города, но резерва хлебопечения у Березников не было. Волнуясь, что «дальнейший рост населения резко усугубит положение» ГК ВКП(б) несколько раз ходатайствовал о расширении базы перед областными властями.

    К осени-зиме 1941 г. выпечка хлеба сократилась. Стремительное наступление немецко-фашистских войск, оккупация сельскохозяйственных районов СССР ударили по сборам урожая зерновых – чтобы питать многомиллионную Красную Армию правительство и ответственные комиссии распределили на тыловую базу хлебопечения т.н. «спецзадания» по выпуску сухарей. Березниковский хлебокомбинат не стал исключением, треть его мощности 10-12 тонн / сутки была направлена на изготовление армейского пайка [4.Л.104]. Т.о. суточная выпечка хлеба составляла уже не 60, а 43-48 тонн / сутки, тогда как суточная потребность в хлебе превышала порог в 70 тонн и постоянно возрастала за счёт эвакуированных из западных областей РСФСР, Украины и Белоруссии. Секретарь ГК ВКП(б) И.В. Попов и председатель Горисполкома Елькин в своём письме к Молотовскому Обкому ВКП(б) указывали, что на 13 октября 1942 г. «население города Березников выросло с 60 000 до 97 000 человек и продолжает поступать большое количество рабочих на строительство БМЗ, Калийного рудника, АТЗ, завода №761 и др. База хлебопечения резко лимитирует снабжение населения хлебом». Недостаток печёного хлеба в тяжёлый для страны период покрывался распределением в магазинах муки. Последнее вызывало много нареканий среди березниковцев – домашнее хлебопечение забирало силы и время. Кроме того отпуск муки в магазинах производился по 600 грамм за килограммовую карточку хлеба (вычитался т.н. припёк и примеси). Люди брали чистую муку неохотно, создавая в магазинах огромные очереди за готовым хлебом.

    Для покрытия резерва в снабжении хлебом населения ГК ВКП(б) и Горисполком обязали руководство СУТС (ОСМЧ «Севуралтяжстрой») и Березниковского магниевого завода построить механизированный хлебозавод мощностью 30 тонн / сутки, однако СУТС уже занималось строительством БМЗ и ТЭЦ-2, высвободить рабочую силу на строительство хлебозавода строительно-монтажная часть попросту не могла. Завод не был построен до конца войны. В качестве спасительной меры городские власти пошли на оборудование хлебопекарен при отделах рабочего снабжения (ОРСах) СУТС, БАТЗ им К.Е. Ворошилова, Трансторгпита и Ворошиловского торга, которые вышли в 1943-1944 гг. на общую мощность в 27-30 тонн в сутки. Эти хлебопекарни, наряду с существующей промышленной и кустарной базой помогли заполнить недостаток в печёном хлебе.

    Во второй половине 1942 г. открылся Березниковский Горпищекомбинат, при котором был организован цех хлебобулочных изделий [5.С.40]. На первых порах объём его производства был относительно невелик – 2,5 тонны / сутки, однако на протяжении 1943-1944 гг. цех вырос по мощности до городской булочной – 10-12 тонн / сутки [6.С.2].

    Березниковский хлебозавод за 1941-1944 г. существенно увеличил объемы производства. Во втором квартале 1944 г. он выработал 114% от нормы. Завод рапортовал о 14 тоннах сэкономленной муки, 25 тоннах сэкономленного топлива. В областном соревновании 1944 г. Березниковский хлебозавод занял II место [7.С.1]. Проработав практически всю войну на довоенной материальной части завод встал на неотложный ремонт и расширение цехов только летом 1944 г. При этом завод не закрыл при этом производство хлеба [8.С.2].

    На крупный промышленный центр Березники работала и районная база хлебопечения. Ворошиловский хлебозавод №3 (Усолье) рассчитанный на мощность 32 тонны / сутки до войны [9.Л.99] обеспечивал печёным хлебом население района – 28 тыс. чел. Однако с введением нормированного снабжения в ноябре 1941 г. количество распространяемого по району готового хлеба сократилось – хлеб для сельских жителей стал заменяться мукой, готовый хлеб получали советские работники, сельская интеллигенция, служащие местной промышленности. Хлебозавод был ориентирован на снабжение городского населения. Коммуникация Усолья с Березниками шла по Каме. Речные баржи и барки загружались на Усольском затоне не только готовым хлебом, но и мукой, зерном.

    Для создания резерва к базе хлебопечения в 1941-1942 гг. в Березниках и Ворошиловском районе были открыты новые и укрупнены существующие мельницы (мельзаводы). В Усолье новая мельница была открыта в июле-августе 1941 г. Размолочные агрегаты простого и обойного помола должны были выполнять ежедневную норму в 20 тонн / сутки [7.47]. Кроме вальцовых станков для измельчения зерна на мельнице установили крупообделочный агрегат. Своя государственная мельница №9 (мельзавод) с мощностью 48 тонн / сутки была и в Березниках.

    В условиях войны местная власть рассматривала зерновые склады, мельницы и хлебозаводы как объекты оборонного значения. Допуск посторонних лиц на эти объекты запрещался, на руководство накладывались меры строжайшей ответственности за любую допущенную аварию или производственный брак. Помимо человеческого фактора большую опасность для хранения и обработки зерна и муки представляли стихии – огонь и вода. Склады «Заготзерно» общей вместимостью до 12 тыс. тонн в Усолье находились рядом с берегом Камы. Свободная река в паводок сильно разливалась. При разливе реки руководство Ворошиловского района мобилизовало на разгрузку амбаров все неработающее на производствах население города. Так было в паводок мая-июня 1941 г. [10.Л.49]. Упакованная в мешки мука пожароопасна, а взвесь мучной пыли в воздухе при воспламенении может привести к взрыву. Неслучайно, единственное сообщение о работе городской мельницы в газете «Ударник» за 1942 г. составлено пожарным А.Красновым: «На мельнице неблагополучно с противопожарной охраной. Огнетушители стоят на лавке. Часто не бывает воды, в проходной и машинной зале не имеется песку, в случае загорания моторов их нечем засыпать. Кроме того в машинном зале имеется железная печка, которая должна быть заменена камином. Бывают случаи, что машинистам самим приходится разыскивать дрова, чтобы затопить печь» [11.С.2]

    Технология изготовления хлеба в годы Великой Отечественной войны зачастую проходила под грифом «секретно» и «совершенно секретно». Подобная секретность была следствием вынужденного применения при выпечке хлеба заменителей ржаной или пшеничной муки. В хлеб военного времени добавлялась примеси: ячменная и кукурузная мука, отруби, картофельный крахмал [12.С.63-64]. Появились в хлебе эти суррогаты после истощения довоенных продовольственных резервов. Сокращение урожайности, резкий спад валового сбора зерновых культур, уменьшение производственных сил деревни вызвали необходимость строжайшей экономии качественного продукта. Добавки в хлеб имели пищевую ценность, однако изменяли фактуру и вкус хлеба. Хлеб с разными примесями мог сильно крошится или наоборот быть влажным и клейким, он мог горчить или наоборот отдавать сладостью за счёт сахаристых веществ в примесях. Современный ржаной хлеб отличается от военного не только полным отсутствием суррогатов в своём составе, но и качеством помола муки. В 1940-е гг. мельницы осуществляли грубый (простой и обойный) помол муки, тогда как современные аппараты делают сложный и тонкий помолы зерна.

    Распространение хлеба.

    Хлебом по карточкам снабжалось всё население города. Хлеб, как и другие товары государственного распределения в 1941-1945 гг. приобретался только в «своём» магазине, к которому прикреплялись карточки [13.С.33]. На 1941 г. в Березниках работало 17 продовольственных магазинов (проспект Сталина, ул. Челюскинцев, Ждановские поля, Калий-Рудник, Луга, Лёнва, Усольё и т.д.) [5.С.44]. Выдача хлеба проводилась по соответсвующим талонам каждый день (другие продовольственные карточки имели месячную норму). Разрешалась продажа хлеба на день вперёд, но просрочить хлебный талон было нельзя. С определённого времени были введены дробные талоны, например при норме отпуска в 800 граммов карточка могла иметь три талона: 600, 100, 100 граммов. Эта дробь была введена для удобства - большинство работавших людей обедали в столовых и брало к первым или вторым блюдам кусочек хлеба, в этом случае работники столовых отрезали от их карточек «стограммовые» талоны. Утерянные карты не возобновлялись во избежание злоупотреблений. Оторванные талоны сотрудники магазинов и столовых сохраняли для учёта выданных населению фондов. «Подклеенные» талоны сдавались в контрольно-учётные бюро действовавших при городском и районном карточных бюро.

    После появления ОРСов карточки можно было отоваривать уже через институт общественного питания на производствах. В этом случае рабочие «прикреплялись» к столовым, а вся месячная норма довольствия распределялись по завтракам, обедам и ужинам.

    Все функции по выдаче карточек, учёту снабжаемого контингента и контролю за отовариванием карточек и расходованием нормированных товаров были сосредоточены в Наркомторге СССР и его местных органах – в случае Березников местном горторге и Ворошиловском райторге. С 1941 г. была создана вертикальная система распределения. Хлебные карточки выдавались населению по месту жительства (ответственные отделы райисполкомов, горисполкомов, домоуправления) или по месту работы (завкомы, профкомы). Для покрытия расходов на работу по выдаче карточек с населения взималась небольшая сумма – 10 коп. с карточки, 5 коп. за стандартную справку на их получение. Карточки именовались, в них прописывались фамилия и инициалы получателя. На каждой карточке ставился штамп организации её выдавшей.

    Нормы хлеба.

    Нормы отпуска хлеба были дифференцированы и за время войны несколько раз изменялись. Наркомторг СССР с 1941 г. ввёл 4-е основные группы населения по снабжению нормированным продовольствием: 1. Рабочие; 2. Служащие; 3. Иждивенцы; 4. Дети до 12 лет. В дополнение к этой классификации при выдаче карточек на хлеб были установлены две категории. Карточки 1-й категории получали рабочие, ИТР и служащие, работавшие на производстве (фабриках, заводах, шахтах, стройках, лесозаготовках). Все остальные рабочие (подсобное хозяйство, легкая и пищевая промышленность и т.д.) получали карточку 2-й категории. К группе рабочих причислялись не только производственники. «Краткий справочник по отнесению населения к группам по снабжению при выдаче продовольственных и промтоварных карточек» [14.С.1-6] относил к рабочей группе руководителей высшей вертикали, работников связи, транспортников, милиционеров (1-я категория), пожарников (1-я категория), вохровцев, курсантов военных образовательных учреждений, врачей (2-я категория), учителей (2-я категория), нянь (2-я категория), спортивных тренеров (2-я категория), кладовщиков, конюхов, кучеров, дворников, истопников, надомников госпредприятий, банщиков. К группе служащих кроме служащих государственных учреждений, кооперативных и общественных организаций, домоуправлений, коммунальных служб, торговых предприятий, учебных и лечебных заведений относились пенсионеры войны и инвалиды (2-ая категория), работники институтов, техникумов, школ, дошкольных учреждений, студенты техникумов и ВУЗов, артисты театров и концертных организаций, музейщики, священнослужители. Специальный список оговаривал норму служащего для часовщиков, ювелиров, парикмахеров, бухгалтеров, комендантов, буфетчиц, кассиров, продавцов. Иждивенец, т.е. неработающий человек, относился к третьей группе населения.

    Стандартная рабочая норма – 800 гр. хлеба (1-я категория), 600 гр. (2-я категория). В экспозиции БИХМ представлена карточка рабочего Пальцева Григория Андреевича на февраль 1942 г. Норма хлеба в ней 800 гр. в день [15.С.1]. В фондах производственного исторического музея «АВИСМА» есть карточка на сентябрь 1941 г. с той же нормой [16.С.1]. Воспоминания березниковских рабочих также подтверждают распределение хлеба по рабочей норме. Ветеран труда, работник БМЗ Е.Д. Красиков вспоминал: «До пуска БМЗ жили трудно, голодно. Талон в столовую и 800 граммов хлеба, пока до своего общежития дойдёшь – хлеба нет» [17.С.1]. Ветеран труда БАТЗ С.Ф. Люткина вспоминала: «В первое время по карточкам получали 800 гр. хлеба и похлёбку из ржаной муки без жира и без соли». Если химики и металлурги получали 1-ю категорию хлеба, работники лёгкой промышленности получали 2-ю. Ветеран труда Исакова, работница Швейной фабрики Шкирятова эвакуированной из Москвы вспоминала: «Выдавали хлебные карточки - 600 граммов, кормили в столовой 1 раз» [18.Л.1-10]. С другой стороны рабочие калийной промышленности занятые на подземных работах приравнивались к рабочим угольной забойной группы и получали усиленное питание. Ветеран труда, моторист конвейеров БКК-1 М.Д. Малинин вспоминал: «Нам выдавали килограммовые карточки. На всех остальных, подсобных всяких было по 700 грамм хлеба. Выдавали и продуктовые карточки, но их плохо отоваривали» [19.С.1-2]. Ветеран труда, начальник взрывных работ БКК-1, М.П. Ноздреватых: «На продуктовые карточки получали 1 кг хлеба в день, немного крупы, сахара на 0,5 кг в месяц. Мы с подругой начали от хлебной карточки отрывать ежедневно по талончику на 100 гр. Скопив «килограмм» обменивали на молоко или картошку» [20.С.1].

    Студенты БХМТ и курсанты ЛПКУ получали хлеба согласно 1-й категории рабочей группы. Первые должны были стать рабочими на заводах химической отрасли, а вторые должны были стать офицерами, защитниками Отечества. Ветеран Великой Отечественной войны, курсант ЛПКУ эвакуированного в Березники И.Е. Носенко вспоминал: «кормили нас вроде неплохо, но всегда были голодные. Утром давали какую-нибудь кашу, чайную ложку сахара, кусочек белого или чёрного хлеба и 15 гр. сливочного масла. Обычно кашу съедали без хлеба, а на десерт намазывали хлеб маслом и посыпали сахаром. Это была самая вкусная для нас еда. У меня была тогда мечта, если останусь после войны живой, то досыта наемся хлеба с маслом и сахаром» [21.Л.1-4]. Ветеран труда БАТЗ Н.Ф. Новожилова, в годы войны студентка БХМТ вспоминала: «Кормили нас на фабрике-кухне, куда мы ходили строем и с песней. Утром на завтрак была каша, чай, 200 гр. хлеба. В обед суп, пюре, 300 гр. хлеба. На ужин – каша заваруха и 200 гр. хлеба» [22.Л.1-2]. Студенты и курсанты имели ограниченное количество личного времени, питались за счёт «прикрепления» к столовым и не знали огромных очередей в продовольственных магазинах.

    Стандартная норма служащего – 600 гр. (1-я категория), 400 гр. (2-я категория). В Березниковском историко-художественном музее представлена карточка научного сотрудника Усольского краеведческого музея Павла Ивановича Костарева на 400 грамм хлеба. Л.А. Старков член союза художников СССР, руководитель изостудии при ДК Ленина в годы войны вспоминал: «Я помню, приходили 10-12-летние и просили записать их в кружок учиться искусству и учились, хотя были полуголодные, да я и сам-то получал 300 граммов хлебов» [23.С.1]. Из воспоминаний известного березниковского художника ясно, что небольшая норма служащего не была стабильной, урезалась.

    Стандартная норма неработающего (иждивенца) – 400 гр. хлеба. Однако в годы войны эта норма сильно колебалась. Детская норма и того меньше - 300 гр. С другой стороны детский рацион подкреплялся молоком и молочными продуктами, крупами и жирами (яичным порошком, животным маслом и т.п.). Ветеран труда А.Н. Мартынова, заведующая детским садом БМЗ №13 вспоминала: «В дни праздников… в качестве десерта к чаю подавались небольшие ломтики жареного чёрного хлеба, залитого яичным порошком» [24.С.1].

    Иждивенец легальным образом мог получать «рабочую» карточку в случае добровольной сдачи крови (400-500 мл / раз в две недели) – заборный пункт был в Березниковской городской больнице. Неработающие женщины могли сдавать государству грудное молоко (200 гр / день) – пункт сцеженного грудного молока имелся при Березниковской городской консультации. За каждые 5 литров сданной крови или 6 литров сданного молока к рабочей хлебной и продовольственной карточке полагалась дополнительная. Доноры могли рассчитывать на дополнительный сахар, а женщины получали коровье молоко в двойном объеме от сданного [25.С.2].

    Хлеб войны по карточкам получали все березниковцы. Он создавался местными хлебопёками из местного зерна и распространялся среди населения через сеть существующих продовольственных магазинов. Каждый березниковец получал свою норму хлеба, которая поддерживала его силы и позволяла брать новые трудовые вершины.

    1. Любимов А.В. Торговля и снабжение в годы Великой Отечественной войны / А.В. Любимов. - М.: изд-во «Экономика», 1968.

    2. ПермГАСПИ, Ф.59. О.2, Д.111.

    3. ПермГАСПИ, Ф.59, О.2, Д.17.

    4. ПермГАСПИ, Ф.59, О.2, Д.61.

    5. Варнакова О.Н. Город Березники в годы Великой Отечественной войны (справочник) / О.Н. Варнакова. – Березники: ООО «Типограф», 2015.

    6. Местная промышленность в 1943 г. / Ударник №300, 1943 г.

    7. На хлебокомбинате / Березниковский рабочий, №150 от 09.08.1944 г.

    8. Включаемся во фронтовой месячник / Березниковский рабочий, №122 от 28.06.1944.

    9. МБУ «Архив г. Березники» Ф.33.О.1.Д.54.

    10. МБУ «Архив г. Березники» Ф.33.О.1.Д.51.

    11. О беспорядках на мельнице / Ударник, №71, 1942 г.

    12. Шамсиева Д.А. Хлеб Великой Отечественной войны: историко-технологический экскурс / Д.А. Шамсиева, А.В. Остапенко, Л.Н. Дегтеренко // Вестник Совета молодых учёных и специалистов Челябинской области №2, 2015.

    13. Твердюкова Е.Д. Борьба со злоупотреблениями в сфере карточного снабжения населения в СССР 1941-1947 гг. / Е.Д. Твердюкова // Вестник СПбГУ, №2, 2010.

    14. Краткий справочник по отнесению населения к группам по снабжению при выдаче продовольственных и промтоварных карточек. – Молотов, 1942.

    15. БИХМ, Ф.199, О.4, КП-4699/410.

    16. Производственно-исторический музей «АВИСМА», №38.

    17. Производственно-исторический музей «АВИСМА» №1445.

    18. БИХМ, Ф.199, О.7, П.13. КП-5982/1.

    19. МВЦ ОАО «Уралкалий». Ф.51-4.№308.

    20. МВЦ ОАО «Уралкалий». Ф.56-12.№321.

    21. БИХМ, Ф.199, О.2, КП-2985/5.

    22. Музей филиала «АЗОТ» ОАО «ОХК «Уралхим», №78.

    23. Музей филиала «АЗОТ» ОАО «ОХК «Уралхим», №40-41.

    24. Производственно-исторический музей АВИСМА №1228-53.

    25. Матери, сдавайте грудное молоко! / Березниковский рабочий, №158 от 16.09.1944.

    Мероприятия к 75-летию Победы

    «Музейный калейдоскоп»

    Летняя оздоровительная кампания


    Анонс мероприятий


    Архив мероприятий



    События, публикации
    22.05.20 | 10:57:32

    21.05.20 | 12:35:52

    27.04.20 | 11:57:46

    Архив публикаций

    Главная О музееСобытия, публикацииНовостиКонтактная информацияКарта сайтаУправление культуры г. Березники

    Управление культуры г. Березники



    © Березниковский историко-художественный музей им. И.Ф. Коновалова
    618400 Пермский Край, г. Березники, пр. Ленина 43, (3424) 26-48-79, e-mail: bihmuseum@yandex.ru

    Создание сайта: "Интернет проекты"
    Работает на Amiro CMS - Free