На главную Обратная связь Гостевая книга

  •   Научно-исследовательская работа
  •   Гостевая книга
  •   Карта сайта
  •   Каталоги выставок серии "Смотреть всем!"
  •   Мемориал
  • Версия для слабовидящих

    Березниковский госпитальный гарнизон в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

    Эвакуационные госпитали (эвакогоспитали) – это медицинские учреждения, развертываемые в тылу на время войны, где лечились эвакуированные с фронта больные и раненые солдаты и офицеры (в том числе пленные). Следует отметить, что гарнизонные и окружные госпитали в годы Великой Отечественной войны, как правило, обеспечивали специализированной лечебной помощью контингенты раненых и больных воинов, эвакуированных с фронта. То есть, по исполняемой функции являлись эвакогоспиталями.

    МЭП-44. Прибытие и транспортировка раненых.

    В годы войны в городе Березники было сформировано 9 госпиталей. Прямое руководство эвакогоспиталями осуществлял местный эвакопункт №44 (г. Молотов) – МЭП-44. Эвакопункты – местные органы Главного военно-санитарного управления Красной Армии. Они разворачивались по всей территории СССР, и согласно довоенным планам организовывали работу эвакогоспиталей на подконтрольной территории (развертывали коечные места, налаживали кадровый вопрос, устраивали материально-техническую базу). Все эвакопункты СССР были четко привязаны к железнодорожным магистралям, по которым к ним шли эшелоны с ранеными бойцами. МЭП № 44 базировался в Молотовском санитарном районе на железнодорожных магистралях Молотов–Вологда–Ленинград и Молотов–Москва. Всю войну от начала и до конца по этим дорогам шли поезда. Многие из них разворачивались в сторону станции «Усольская» в Березниках. Так 9 августа 1941 года госпиталь принял первых раненых с Ленинградского и Волховского фронтов. По воспоминаниям медицинских работников больные находились в очень тяжелом состоянии в кокситовых гипсовых повязках с обширными ранениями верхних/нижних конечностей. Этот первый эшелон принимали целых 5 дней, т.к. доставка тяжелораненых бойцов в госпиталь была связана с большими трудностями.

    Из воспоминаний М.В. Фандистой (Ташлыковой) о приеме очередного эшелона в Березниках сентября 1941 года – «В полночь поезд подошел. Санитары выгружали, а мы уже на машины грузили их на носилках. Тяжело было, ручки носилок выскальзывают, сами нагибаемся под тяжестью. Сюда на Урал в глубокий тыл поступали больные, которым требовался длительный срок излечения, и много попадало тех, кто как говориться был с головы до ног в гипсе. А гипс – дополнительная тяжесть. Ну а потом с ранеными в санпропускник, а к нему - с него по лесенкам поднимались».

    На протяжении всей войны санитарные поезда с ранеными прибывали на станцию «Усольская». На ней, существовала небольшая карантинная зона, с дежурными медработниками для недопущения случаев распространения инфекционных заболеваний и оказания необходимой помощи. Раненых руководство головного госпиталя распределяло в зависимости от степени, тяжести и характера ранения по госпиталям гарнизона. Транспортом для перевозки раненых обеспечивали предприятия и организации города, колхозы присылали лошадей. Своего моторного транспорта у ЭГ было крайне мало, в основном из-за того что ввиду поломок требующих капитального ремонта вставали грузовые и легковые машины, а починить их не было возможности из-за плохой материальной базы. Однако при разгрузках эшелонов шефы выделяли часть заводского транспорта, в наличии почти всегда были конные повозки и сани, упряжь для конных дворов эвакогоспиталей выделялась регулярно.

    Эвакогоспитали.

    Головной эвакогоспиталь №3143 был сформирован 14 июля 1941 года на базе здания городской больницы (2-го корпуса). Начальником ЭГ был назначен Александр Павлович Носков – главный врач и главный хирург города, майор медицинской службы. О таланте организационной и координационной работы А.П. Носкова можно судить по тому факту, что Эвакопункт и Облздравотдел считали этот госпиталь показательным. Во время смотра госпиталей он занял по области второе место. И было отчего: оба корпуса эвакогоспиталя удовлетворяли всем требованиям лечебного учреждения: имели водяное отопление, электрическое освещение, водопровод, канализацию. В обоих зданиях были лечебно-диагностические кабинеты, операционные, перевязочные, зубоврачебные, физиотерапевтические кабинеты, кабинеты ЛФК, клинико-диагностические лаборатории, рентгеновские кабинеты. Все кабинеты были хорошо оборудованы. Операционная основного корпуса имела бестеневую лампу, электрический аппарат для отсасывания из полостей жидкостей, хирургическую диатермию, в достаточном количестве хирургического инструментария. Лаборатория имела два инверсионных микроскопа. Физиотерапевтический кабинет и кабинет ЛФК были оснащены физиоаппаратурой и приборами для лечебной физкультуры. Головной госпиталь был рассчитан на 700 мест. Сюда на время войны поступали раненые с огнестрельными ранениями бедра, с повреждениями конечностей. За время работы сюда поступило более 10 000 человек, сделано 5202 операции, умер – 61 человек (0,6%).

    Госпиталь №3129 был образован на базе здания школы №2 им. Горького в июле 1941 года. Начальником ЭГ стал Александр Павлович Островидов – майор медицинской службы. В учебных классах были развернуты палаты на 20 человек и врачебно-процедурные кабинеты. Филиал госпиталя был позже развернут в здании школы №3 им С.М. Кирова (у Пожаркома). Заместителем начальника госпиталя по политчасти (комиссаром) был т. Худяков, начальник хозяйственной части С.Г. Исаков. Врачи из Березников: Федорова Мария Васильевна, Лидер Римма Алексеевна, Гулина Нина Семеновна, Толмачева К.Г., Голованова А.Т. (рентген кабинет) и др. Организация госпиталя и лечебная работа проходили так же, как и в других госпиталях города.

    Госпиталь №2561 был образован в августе 1941 года на базе здания школы №4 им. Островского. Начальником ЭГ был сначала Валентин Федорович Федотов, затем начальником из города Свердловска ему на смену прибыл врач Плишкин, позднее начальником госпиталя стал капитан медицинской службы В.И. Белостоцкая.

    Кадры.

    Координировал работу всех госпиталей города майор медицинской службы Носков Александр Павлович. Одновременно он являлся старшим хирургом всех госпиталей Березниковского гарнизона. Крестьянин по происхождению, А.П. Носков был уроженцем Вятской губернии. В 1915 году он окончил Вятскую фельдшерскую школу и получил большой практический опыт на полях сражений Первой Мировой и гражданской войн. В 1927 оканчивает Пермский медицинский университет по специальности хирург и в 1931 году командируется в наш город. Уже через два года благодаря таланту и организаторским навыкам он выдвигается на должность главного врача городской больницы. Работает с увлечением, устраивает Березниках достойную систему медицины. С началом Великой Отечественной мобилизуется на должность начальника городского гарнизона госпиталей при этом, будучи главным врачом ЭГ №3143 и главным городским хирургом. С самого начала работы встает вопрос: головной госпиталь не укомплектован врачебными кадрами (17 врачей из 21). Из 17 врачей был только один хирург с полуторагодичным стажем работы. Острая необходимость в ресурсах заставила готовить А.П. Носкова специалистов собственными силами. С первых дней работы госпиталя им читались лекции по военно-полевой хирургии, проводились госпитальные и межгоспитальные врачебные конференции и показательные операционные дни. Однако квалифицированных специалистов всегда не хватало – по указанию Облздрава и МЭП-44 откомандировывали в ряды РККА, в освобожденные районы, гражданскую сеть и другие госпитали. Вопреки этому обстоятельству Александр Павлович воспитал целую плеяду талантливых хирургов. За воспитание и обучение хирургическому делу на всю жизнь ему остались благодарны около 30 врачей: А.И. Островидов, О.Н. Худияровская, А.В. Меринов, К.К. Веретенникова, Е.А. Вагнер, и многие другие. В поздравительном слове своему учителю воспитанники напишут: «Многих из нас Вы сделали хирургами, терпеливо руководя нашими первыми шагами по этой увлекательной, эффективной врачебной специальности – столь необходимой в период небывалой травматической эпидемии, какой явилась Отечественная война. Под вашим руководством в годы Великой Отечественной войны, мы восстанавливали здоровье раненых и больных защитников Родины и мы всегда были уверены, что в тяжелых случаях Вы придете на помощь раненому с Вашей изумительной хирургической техникой, с Вашими знаниями, опытом».

    ***

    Островидов Александр Иванович - в Березники приехал вместе со своей супругой Федоровой Марией Васильевной из Боровой (Соликамский район) в 1934 году. На период переезда был уже в квалификации хирурга, ранее заведовал Усть-Боровской больницей (супруга была врачем-педиатром). Работу в Березниках А.И. Островидов начал по специализации хирург совмещая с обязанностями рентгенолога в городской больнице (№1). В апреле 1939 году, при формировании в Молотовской области 82-ой стрелковой дивизии был определен командиром хирургического взвода медсанбата. Принимал участие в боевых действиях на реке Халхин-Гол. По его воспоминаниям: «хирургические взводы развертывались непосредственно на передовых позициях наших войск и оказывали хирургическую помощь раненым во время боевых действий; нередко при сложившейся обстановке хирургический взвод принимал участие в боях не как медицинское подразделение, а как общевойсковое». За «выполнение боевых заданий на фронте» был награжден орденом «Красная Звезда». Для вручения ордена, после окончания военных действий в Монголии, был вызван в Кремль, где орден ему вручил М.И. Калинин. В период Финской войны с января по апрель 1940 года был начальником эвакогоспиталя в Перми (Молотове). С первых дней Великой Отечественной войны был призван в ряды Красной Армии. Формировал эвакогоспиталь №3129 в г. Березники, где был начальником эвакогоспиталя и старшим хирургом с июня 1941 года по ноябрь 1945 года.

    По различным данным (воспоминаниям и замечаниям) к ЭГ №3129 и ЭГ №2561 были командированы врачи из Ленинграда и Москвы, также врачебные кадры пополнялись за счет Пермского медицинского института, уральцев из Екатеринбурга и др. городов. Средний медицинский персонал поступал в основном из Березниковской акушерско-фельдшерской школы. Младший – санитарок и сандружинниц готовили на курсах медсестер и курсах Российского общества красного креста.

    Медикаменты и инструментарий.

    Медикаментами и инструментарием госпитали снабжались через областное аптекоуправление. И здесь ситуация со снабжением Березниковских районных аптек была удручающей даже до войны – так, 2 июня 1941 года секретарь по кадрам Березниковского ГК ВКП(б) Самодуровская писала, в докладной записке в Молотовский Облисполком, что «Заявки, делаемые Аптекоуправлением на медикаменты по наименованию, выполняются на 15-40%. Нет самых ходовых медикаментов: нет перевязочных средств, нашатырного спирта, кокаина, вазелина, спирта и т.д.» Нетрудно догадаться, что во время войны ситуация с дефицитом лекарственных препаратов обострилась до максимума. Первыми пропали средства для терапевтических больных: совсем закончился кодеин, сердечные средства, хинин, акрихин, глюкоза. Ситуацию с медикаментами для раненых бойцов отслеживали более тщательно, причем по линии не Облздрава/Горздрава, а МЭП – здесь дело было государственной важности. Уже в июле 1941 года, когда госпитали Молотовской области начали принимать раненых бойцов, то в первую очередь врачи озаботились ситуацией с медикаментами и задались вопросом о том, какие средства можно было получать на базе имеющихся Химзаводов. В Березники из Перми были направлены ведущие химики Пермского фарминститута В.М. Силин и А.М. Строганова. В городе на базе Содового завода был организован цех чистых солей, который уже в сентябре 1941 года выпустил первую продукцию, а к 1942 году выработал свыше 85 тонн продукции более чем 20 наименований. Со средствами невозможными к автономной выработке были перебои – быстро заканчивался наркоз (эфир), медицинский спирт (за которым несколько лет приходилось ездить в Молотов), гипс. Плохо обстояло дело и с предметами ухода (суднами, грелками, подкладочными кругами). Последнее выправлялось добровольными пожертвованиями горожан – несших предметы ухода из дома. Перевязочный материал (марлю, бинты) все госпиталя использовали повторно, путем стирки, стерилизации и проглаживания. Нехватку ваты восполняли лесным мхом сфагнум. Во многих госпиталях использовали грязелечение, для этой цели запасались торфом, насыщенным солевым рассолом. Такой рассол привозился в герметичных бочках, забор его производился из буровой скважины на территории Химкомбината. В летне-осеннее время в лесах собирали лекарственные травы и делали специальные настои.

    Подвиг медработников в годы войны

    Весь личный состав госпиталей по постановлению ГКО №101-сс (22 сентября 1941 г.) считался мобилизованным. Трудились и лечили по-военному. Дисциплина была строгая. По законам военного времени за прогул отдавали под суд – «твоя лень или невнимательность стоит кому-то здоровья или жизни». Это понимали все медработники. И старший и средний, и младший персонал госпиталей работал для фронта и для победы. Медики работали без выходных дней, без очередных отпусков, дежурили на казарменном положении. Но несмотря ни на что энтузиазм был очень высок.

    На младший персонал ложился труд по уходу за ранеными – тяжелый и физически и морально. Здесь на должности санитарок и медсестер были в основном девушки и женщины, которые практически на своих хрупких плечах носили тяжелораненых на процедуры, развертывали новые койки, убирались, создавали уют, ухаживали – мыли, брили, стригли, приносили обеды для неходячих, трудных больных кормили сами, одевали и упражнялись для развития конечностей и недопущения атрофии мышц. Первое время многим было сложно воспринимать все морально, был стыд. Была и ужасная горечь от того сколько молодых юношей и мужчин на всю жизнь оставалось инвалидами, калеками. Не меньше переживали и сами солдаты – некоторые впадали в пространную апатию ко всему, что их окружало. Между тем особый ритм работы госпиталей поддерживался, бойцы чувствовали внимание к себе, к тому факту, что их не выбросили из жизни, после ранения, а наоборот стараются ради них все больше. Внимание, кстати, действительно было обоюдным – раненые бойцы старались поддерживать «сестричек». Солдаты делились сухим пайком и хлебом, с девушками, сидевшими на скудном в 1941-1942 годы столовом рационе, ободряли, шутили, не смотря ни на что. Из воспоминаний М.В. Фандистой (Ташлыковой) «Были вот ребята кадровые военные – им всем было лет по двадцать, был там один, с которым случались приступы падучей – эпилепсии, его сильно подбрасывало, но он знал про приближение приступов и всем вокруг о них говорил, тогда к нему успевали подойти, положить, прижать, ложку в рот сунуть, чтобы язык не откусил себе. Он вот сам несмотря ни на что всегда шутил – «а вы чем богаты?».

    Из воспоминаний Т.Ф. Владимировой (медсестры ЭГ №3129) – «если на работе/ дежурстве были, раненые нам давали, один хлеба даст, другой от своей порции, третий еще чего-нибудь, мы были во время дежурства сытыми. Иногда я даже с дежурств порции домой уносила, дома голодно было так и жили. А раненые нам талончики давали на первое и на второе, тяжелобольные отдавали часто – или на суп или на второе, мы получим и опять сытые».

    Старшие медработники – квалифицированные врачи, специалисты зачастую трудились не по сменам, перерабатывая, не выходя из операционной сутками. Их подвиг в бессонных ночах, утомительном кропотливом и все же бесценном труде, по спасению жизней и здоровья бойцов. Удивительно, что во время войны врачи, не переставая обучались, совершенствовались, постоянно улучшали свои навыки.

    Все медработники отчисляли часть своих заработанных средств в Фонд Обороны страны. Все подписывались на военный государственный займ, отчисляя один-двухмесячный оклад. Также для медиков была введена практика безвозмездной сдачи крови для раненых бойцов - ежемесячно по 200-500 гр., дополнительное питание за сдачу не получали, кроме хлебной продуктовой карточки. Активным донором была операционная сестра К.Ф. Попова (ЭГ №3143), сдавшая за годы войны 10 литров собственной крови. При случае необходимости, как это было с возведением Магниевого завода, младший и средний медицинский персонал отправляли на тяжелые работы (в данном случае рытье котлованов).

    Быт.

    Непросто решалась задача обеспечения раненых питанием. Особенно в суровые 1941-1942 гг., первые военные зимы, когда особенно сильно чувствовалась потеря Украины, хлебных южных районов. Сократилось государственное продовольственное снабжение. Из ситуации вышли обустройством собственных подсобных хозяйств при каждом госпитале, на которых были разбиты картофельные поля, огороды с овощными, зерновыми и бобовыми культурами, животноводческие хозяйства. Сильно помогало обилие ягод и грибов в уральских лесах, которые собирали летом и осенью. С целью увеличения витаминов в питании раненых собирали и использовали ягоды, грибы, шиповник, щавель, крапиву, морковную и свекольную ботву. Существовали небольшие хозяйства и в городской черте – небольшие огороды с картофелем и капустой разбивали недалеко от самих госпиталей, для военного города, последнее было обычной практикой. Работали на них «всем миром» за счет уплотнения рабочего дня - можно было встретить и нянечку-сиделку и опытного врача и выздоравливающего больного. Из воспоминаний работников госпиталя №3129: «В 1942 г. в эвакогоспитале №3129 развивалось подсобное хозяйство на участке от железнодорожного моста дер. Зырянка, до поселка Чкалово и пос. Малая Веретья (сейчас новые цеха завода АТЗ и БКК-1) на берегу р. Зырянка. На разработке земли-целины работали хозрабочие, врачи, медсестры, няни корчевали, копали землю лопатами вручную, садили овощные продукты, ухаживали и поливали в ночное время ведрами водой из реки Зырянки, собирали урожай, вывозили лошадьми, машиной на склад – подсобное хозяйство называлось «Ботюха», где был домик сторожа, скотные дворы – коровник, свинарник, конный двор на ул. Ленина (ныне ул. Березниковская)». Продовольственный кризис был переломлен к 1943 году, однако воспоминания о голодных годах остались. Из воспоминаний В.М. Фандистой: «в госпитальных столовках кормили зелеными щами, да кашей-заварухой, а потом когда стало подсобное хозяйство, то стали держать лошадей, коров, свиней, так там уже стали и суп более сытный, и сало стали выдавать грамм по 30 – хороший довесок. Но в целом плохо питались». Интересным было военное чаепитие – к 1943 году к устоявшимся нормам на месяц из хлеба, круп, 2 кг мяса и литра подсолнечного масла медработникам начали выдавать конфетные подушечки, но их с чаем не ели, - только больше есть хотелось, потому чай пили с хлебом и … солью. По праздникам меню значительно расширялось, кто-то вспоминал о шоколаде, кто-то об апельсинах, - необыкновенное по меркам войны лакомство. Ели в госпитальных столовых из посуды Лысьвенского завода, также хозработники госпиталя лудили из консервных банок жестяную посуду, причем не только миски и кружки, но и чаны с кастрюлями.

    В палатах было тепло – почти все госпитали имели собственные бойлеры, которые своевременно чинились и поддерживались на приемлемом техническом уровне. В госпиталях была и горячая вода. Тепло обеспечивалось также всем миром – так, например, для эвакогоспиталя №2561 заготовку дров вели в деревне Новожилово, медсестры, няни, хозрабочие, выздоравливающие больные. Проблема была со светом, вернее с лампами - они перегорали десятками, но вот новых достать было почти невозможно – военный дефицит. При этом электричество от местной ТЭЦ в госпитали подавалось в хорошем размере, и не нормировано (медицинские объекты были исключением из правил нормирования электричества в военное время). Операционные питались от резервных аккумуляторов, чтобы не оставить хирурга без света во время операции при случае экстренной аварии на линии или на самой ТЭЦ. В палатах больные вечером могли свободно почитать, опять-таки, если ламп было достаточно (иногда вместо ламп на 50-100 ВТ вставлялись на 25-30 ВТ).

    Уют в палатах достигался за счет добровольных пожертвований горожан. Березниковцы передавали в госпиталя буквально все, что только можно: от кроватей, до комнатных растений, книг и ковров. Высокое самосознание и чувство долга здесь смешивалось с тонкой психологической чертой – через подобные поступки, добровольные пожертвования матери, дочери и жены помогали своим сыновьям, отцам и мужьям на фронте. Ведь если они помогут кому-нибудь из раненых красноармейцев, то кто-нибудь поможет их родным, если они придут в час необходимости к больным, то те, выздоровев, придут на помощь их родным на фронте. Потому несли, передавали, дарили. За каждым госпиталем были закреплены шефы: организации и предприятия города, школы, которые помогали ремонтировать помещения, ухаживать за ранеными, организовывали дежурство, снабжали бельем, мебелью, посудой и т.п. И здесь снова проявляется момент единства – только теперь уже фронта и тыла. Важно было показать фронтовикам, что они воюют и проливают свою кровь не зря, - а за тех, кто остался в тылу, за граждан своей страны, готовым придти на помощь.

    Бельем госпиталя были обеспечены очень хорошо, за этим отдельно следили – больные одевались в халаты, большинству выдавали тапочки. На кроватях были и сменные наволочки/простыни, и перовые подушки и войлочные одеяла. При обустройстве госпиталей сильно помогли горожане, а шефы госпиталя поддерживали на всем протяжении войны стабильный запас. Стирали белье тут же, вручную, в прачечных, когда не стало хватать мыла, в ход пошел сильный щелок. Примечательный факт – медицинские сестры стирали свои халаты дома.

    Отдых. В летнее время на территории головного госпиталя функционировали две волейбольные площадки, площадка для игр в городки, площадка со спортивным снаряжением. Устраивались шахматные турниры. Выздоравливающие участвовали в городских и областных спортивных соревнованиях. В каждом госпитале проводилась большая культурно-просветительская работа: выпускались стенгазеты, работали кружки по изучению истории партии, кружки самодеятельности, читались лекции, работали библиотеки, для выздоравливающих работали театр и кино. Между молодыми медсестрами и фронтовиками завязывались отношения. Из воспоминаний Т.Ф. Владимировой: «Ходили в кино, приезжали артисты во Дворец Ленина. Я вот с одним парнем дружила, так ходила в кино, на концерты. Каждая медсестра – девчонка. Раненых много было, все дружили, вместе уезжали». Большая работа проводилась по переобучению инвалидов. С этой целью при госпиталях работали столярные, сапожные, швейные мастерские, проводились курсы счетоводов, парикмахеров, киномехаников, электромонтеров, маляров, шоферов и др. За 1943 год при госпиталях было обучено 340 человек по разным специальностям.

    Научный сотрудник БИХМ Петров Р.П.

    1 сентября

    Посетить виртуальный музей

    Оценить работу музея


    Анонс мероприятий


    Архив мероприятий



    События, публикации
    20.07.17 | 14:46:12

    12.05.17 | 12:43:09

    13.04.17 | 13:35:56

    Архив публикаций


    Коллекции музея

     
    Главная О музееСобытия, публикацииНовостиКонтактная информацияКарта сайтаУправление культуры г. Березники

    Управление культуры г. Березники



    © Березниковский историко-художественный музей им. И.Ф. Коновалова
    618400 Пермский Край, г. Березники, пр. Ленина 43, (3424) 26-48-79, e-mail: bihmuseum@yandex.ru

    Создание сайта: "Интернет проекты"
    Работает на Amiro CMS - Free